[Главная страница] [Факты] [Предыдущая статья] [Следующая статья]
Рональд Рейган, политик
В защиту права владеть оружием
"Московский комсомолец" (приложение "Охота и рыбалка") / 1 мая 2004 года  

В сентябре 1975 года Рональд Рейган, к тому времени дважды занимавший пост губернатора Калифорнии, написал эту статью, озаглавленную «В защиту права владеть оружием», в которой изложил свои взгляды по данному вопросу. Несмотря на то что со времени ее опубликования прошло около тридцати лет, почти все положения статьи не только не утратили своей актуальности в США, но и приобрели особую актуальность для России.

Спустя несколько лет Рейган был избран президентом США и два срока занимал этот пост. Советская пропаганда стала усиленно вдалбливать в головы граждан, что на посту президента США оказался второразрядный актер, клоун, никудышный политик и абсолютно безграмотный человек. Однако история все и всех расставила на свои места и каждому воздала по заслугам.

Американцы, напротив, считали и продолжают считать его выдающимся политиком, называя не иначе как Рональд Великий и Мистер Республиканец. Сейчас 92-летний Рейган страдает болезнью Альцгеймера в последней ее стадии. Человек, творивший историю, ничего не помнит и никого не узнает.

Придет время, и Рональд Рейган навсегда покинет этот мир. Вновь политологи и историки начнут изучать его карьеру, начнутся споры о его президентстве. Публикуя эту статью, мы воздаем дань уважения великому политику и предоставляем возможность вам самим сделать выводы из прочитанного.


Каждый день газеты и телевидение выплескивают на наши головы леденящие душу истории о кровавых убийствах и мафиозных разборках. Почти каждый день мы читаем о том, что родители в припадке гнева убили своих детей или что дети с необъяснимой жестокостью убили своих родителей. То и дело на страницах газет публикуют репортажи о снайперах-маньяках, терроризирующих район (город, штат). Заголовки новостей пестрят сообщениями о серийных убийцах, террористах, политических убийствах. И во всех этих историях обязательно фигурирует огнестрельное оружие или во всяком случае подразумевается, что оно послужило орудием преступления. Следствием подобной хорошо спланированной кампании являются растущие антиружейные настроения в обществе, все более слышимыми являются голоса, требующие полностью запретить продажу оружия, поставить оружие вне закона и изъять оружие во имя общественной безопасности и общественного блага.

Подобные требования объяснимы и понятны. Они звучат из уст людей, искренне пекущихся об общественном благе, людей, озабоченных ростом уровня преступности, людей, считающих, что будто бы введение полного запрета на владение огнестрельным оружием равнозначно полной ликвидации преступности. Многие убеждены, что изъятие огнестрельного оружия из легального оборота само по себе способно обеспечить покой и порядок на улицах.

Меня так же, как и остальных граждан Америки, беспокоит рост преступности, особенно преступности, связанной с насилием. На посту губернатора Калифорнии мне приходилось ежедневно сталкиваться с этой проблемой. Мы изменили законодательство штата, чтобы максимально затруднить людям с криминальным прошлым и страдающим психическими расстройствами легальное приобретение оружия. Мы не так наивны, чтобы полагать, что преступники бросятся сдавать оружие, как только будет объявлено, что ношение оружия является незаконным.

Введение ограничений на легальное приобретение огнестрельного оружия не означает, что преступники не смогут приобрести его иным путем. Главное, чтобы ограничения на право приобретения оружия не коснулись законопослушных граждан, в противном случае они окажутся совершенно беззащитными перед ворами, грабителями и убийцами, вламывающимися в их дома. Может быть, в районах с высоким уровнем преступности следует вооружить домовладельца и продавца магазина, обучить их владению оружием, что станет серьезным предупреждением криминалитету и даст ему понять, что грабить и убивать для них уже не так безопасно.

Наша страна и нация были созданы людьми, применявшими оружие в качестве средства самообороны и для защиты мира. И невольно возникает вопрос, не является ли сегодняшний безудержный рост преступности следствием того, что преступник прекрасно понимает, что у среднестатистической потенциальной жертвы больше нет оружия самообороны.

Никто не знает, какое количество преступлений было совершено лишь потому, что преступник был уверен в том, что ему не дадут отпора. Никто не знает, какое количество преступлений не было совершено лишь потому, что преступники знали, что в магазине есть вооруженная охрана или что владелец магазина умеет обращаться с оружием.

Бороться с преступностью одними только мерами убеждения, смягчением уголовного законодательства или мягкими приговорами бесполезно. Действенной мерой борьбы с преступностью является страх перед неминуемым наказанием, вплоть до смертной казни, за совершенные преступления.

Я убежден в том, что попытки запретить легальный оборот оружия или изъять его у законопослушных граждан ни в коей мере не являются средством борьбы с преступностью. Мы не в силах ликвидировать преступность как социальное явление, мы не в силах положить конец кровавому насилию, которое творят преступники, независимо от того, вооружены они или нет.

Никто не станет оспаривать непреложную истину, что огнестрельное оружие часто является орудием совершения преступления. Часто, но не всегда. Бывает так, что орудием преступления становится кухонный нож или бейсбольная бита. Но еще никто не требовал запретить их продажу из-за того, что они были использованы преступником.

В мирное время чаще всего люди гибнут в результате дорожно-транспортных происшествий. Но никто не требует поставить под запрет торговлю автомобилями. В случае дорожно-транспортного происшествия, повлекшего за собой смерть человека, мы возлагаем вину за происшедшее на человека, управлявшего автомобилем, а не на сам автомобиль. Мы должны также относиться и к людям, взявшим в руки огнестрельное оружие с преступными намерениями.

Я считаю, что к людям, использовавшим огнестрельное оружие во время совершения преступления, должны применяться самые строгие меры наказания, исключающие даже саму возможность их досрочного освобождения или помилования. Только так мы сможем добиться того, чтобы избавить общество от страданий.

С другой стороны, я призываю вас быть реалистами и не заблуждаться относительно той роли, которую играют в современном обществе тюрьмы. Тюрьма – это способ изолировать преступника от общества. Неотвратимость наказания должна удерживать хотя бы часть людей от совершения преступлений. В то же время мы не должны рассматривать тюремное заключение как средство и способ перевоспитания. Тюремное заключение не может служить перевоспитанию. Как правило, тюремное заключение чаще всего приводит к обратному результату. Перевоспитать преступников-рецидивистов при помощи тюремного заключения еще никому не удалось.

Но вернемся к теме статьи. Прежде всего, я хотел бы отметить, что отправным пунктом должна стать конституция страны, а также те законы, которые у нас есть, и те, которые нам необходимы. Меня удивляет, сколько людей клянутся в своей верности конституции страны, но при этом с готовностью идут на ее нарушение всякий раз, когда положения конституции мешают им или когда их необходимо обойти. Впрочем, подобные нарушения сплошь и рядом встречаются и в судебных решениях.

Вторая поправка сформулирована очень четко и не дает никаких оснований для ее интерпретации. «Поскольку надлежащим образом организованная милиция необходима для безопасности свободного государства, право народа хранить и носить оружие не должно ограничиваться».

Те, кто настаивает на лишении американцев этого права, утверждают, что отсутствие организованной милиции само по себе лишает поправку юридической силы. Другие противники второй поправки считают, что наличие ядерного оружия делает бессмысленным предоставление народу права хранить и носить оружие. Следует, что и тот, и другой аргументы ровным счетом ничего не доказывают.

Да, сейчас у нас нет «надлежащим образом организованной милиции», но из этого не следует, что такая милиция не может понадобиться в будущем, возможно даже в ближайшем будущем. Что касается ядерного оружия, то этот аргумент вообще не выдерживает никакой критики. Ни в одном из военных конфликтов, имевших место после окончания Второй мировой войны, ядерное оружие не применялось. Нет абсолютной уверенности в том, что новая мировая война будет ядерной. Эти аргументы не дают ответа на главный вопрос, который звучит следующим образом: должен ли народ иметь право хранить и носить оружие?

Нет никакого сомнения в том, что отцы-основатели полагали, что такое право народу должно быть предоставлено. И у них были на это определенные причины. Они не доверяли правительству. И каждая из десяти поправок является убедительным доказательством этого тезиса. Каждая из десяти поправок ограничивает вмешательство правительства в частную жизнь гражданина в конкретных сферах деятельности. Эти же поправки служат гарантией защиты прав личности от их ущемления правительством.

Вторая поправка дает каждому отдельному гражданину инструмент, позволяющий ему защищать свои интересы от деспотизма государства. Вдумайтесь в слова «безопасность свободного государства». Особый акцент нужно делать на слове «свободного». Это понятие лежит в основе конституции – свободный народ и свободное государство. Свободное государство означает, что права личности стоят превыше всего. Отцы-основатели прекрасно понимали, на что способно деспотичное правительство.

В Декларации независимости есть такие строки: «Когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа». Нет никакого сомнения в том, что первые десять поправок являются «гарантиями безопасности». И одна из основных гарантий – это право хранить и носить оружие.

И сегодня в Америке есть люди, которые полностью полагаются на правительство в вопросе обеспечения безопасности страны и безопасности личности. И когда правительству не удается в полной мере решать этот вопрос, они выступают за расширение властных полномочий правительства. И когда правительству не удается справиться с ростом преступности в рамках полномочий, предоставленных ему конституцией, тогда эти люди требуют еще больше расширить властные полномочия правительства даже за счет попрания конституции. Поступая подобным образом, отказываясь от дарованного им конституцией права владеть и носить оружие, они перекладывают заботу об обеспечении собственной безопасности на правительство, которое во все времена являлось главным источником деспотизма.

Лорд Эктон сказал, что власть развращает. В таком случае, чем больше властных полномочий мы предоставим правительству, тем более развращенным оно будет. А если мы согласимся с тем, что правительство должно лишить нас права владеть оружием, тем самым мы сами лишим себя средства борьбы с развращенной властью. Поступая подобным образом, мы добьемся лишь одного – нашего полного подчинения власти. Когда диктаторы захватывают власть, первым делом они проводят конфискацию оружия. Подобная мера значительно облегчает работу тайной полиции, а кроме того, власти гораздо легче навязать свою волю народу.

Я уверен в том, что лидеры нашей страны руководствуются исключительно соображениями, направленными на благо и процветание нашей великой страны. Я абсолютно уверен в том, что никто из них не вынашивает планов установления диктатуры. Но это вовсе не означает, что положение не может измениться. Любая нация, а мы не являемся исключением, делегировавшая властные полномочия группе избранных лиц, внутренне всегда готова встретить с распростертыми объятиями «освободителя на белом коне». Однако тот факт, что общество не безоружно, а следовательно, не беспомощно, является мощным сдерживающим фактором, предохраняющим нас от появления подобного «освободителя» или любого иного, стремящегося захватить власть незаконным путем.

В свое время говорили, что Господь Бог создал человека, а «кольт» уравнял их права и возможности. Помимо этого, огнестрельное оружие служит дополнительной гарантией и еще одним напоминанием, что народ и правительство равноправны. И это напоминание приобретает особую актуальность тогда, когда правительство забывает, что оно должно служить избравшему его народу, а не управлять им. Когда король Англии забыл об этом, северо-американские колонии восстали. И мы, американцы, обрели конституцию, смысл и содержание которой заключаются в том, что люди должны быть свободными. Если мы поступимся частью конституции, тем самым мы сами лишим себя части дарованных нам прав. И нет никакой гарантии, что через какое-то время мы не лишимся всех прав и свобод.

Я не думаю, что мы готовы пойти на столь рискованный шаг. Я верю в то, что право гражданина хранить и носить оружие не должно и не может ущемляться, если только мы хотим, чтобы Америка и впредь оставалась страной, где высшей ценностью являются права и свободы личности.

Подборка публикаций (c) Knot , обитатель Guns.Ru .

[Главная страница] [Факты] [Предыдущая статья] [Следующая статья]

Rambler's Top100