[Главная страница] [Факты] [Предыдущая статья] [Следующая статья]
Сайяд Мурдов
ДЕМОКРАТИЯ ПОД МУШКОЙ
Наличие оружия у законопослушных психически здоровых граждан - фактор социальной стабильности
"Круг жизни" (приложение к "Независимой газете") /  16 октября 2000 года, № 16 (51)   

Одной из проблем, ставших особенно актуальной за последние годы, стала проблема личной безопасности граждан. Этот вопрос беспокоит всех граждан России от высшего руководства до бомжа. Руководители государства с семьями живут в охраняемых за государственный счет домах и поселках. Ездят в сопровождении многочисленной охраны, не считаясь с неудобствами, доставляемыми остальным гражданам из-за того, что перекрываются все поперечные улицы и дороги, нарушается движение.

Состоятельные бизнесмены и криминальные авторитеты не меньше чиновников озабочены проблемами безопасности. Их охраняют собственные службы безопасности, сотрудники охранных агентств или вневедомственной охраны. По телевидению неоднократно сообщалось о случаях, когда милиционеры охраняли воров в законе и уголовных авторитетов. "Рядовые" бандиты сами охраняют себя с помощью оружия, которым владеют либо на законных основаниях, являясь сотрудниками этих охранных агентств, либо носят при себе заявления о добровольной сдаче якобы только что найденного оружия.

Обычных граждан охраняет милиция. Это лучше, чем ничего, но есть обстоятельства, которые мешают рядовым гражданам наслаждаться ощущением защищенности и безопасности.

Каждый правый имеет право

Зачастую, гражданам приходится самим обеспечивать собственную безопасность. Согласно гл. 2 ст. 45 ч. 1 Конституции РФ "Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом". Необходимо отметить, что по действующему закону "Об оружии", впервые с дореволюционных времен, признается право граждан России приобретать и использовать огнестрельное гладкоствольное оружие (ружье-дробовик) для самозащиты. Но ряд ограничений в самом законе делают невозможным реальное использование гражданами огнестрельного оружия для самозащиты, что превращает это право в декларативное.

Во-первых, длина оружия, которым разрешено владеть гражданам, не должна быть меньше 80 см. То есть пистолеты запрещены, разрешены только ружья, причем исключительно гладкоствольные (дробовики).

Во-вторых, запрещено "ношение гражданами в целях самообороны огнестрельного оружия... за исключением случаев перевозки или транспортирования (разве это не одно и то же?! - С.М.) указанного оружия" (ст.6 п.6 Закона "Об оружии"). Кстати, ношение оружия в населенном пункте допускается только в чехле и в незаряженном состоянии, что делает его бесполезным при внезапном нападении.

В-третьих, согласно закону "Об оружии" оружие дома "должно храниться в условиях, обеспечивающих его сохранность, безопасность хранения и исключающих доступ к нему посторонних лиц" (ст.22). Это означает, как объясняют в милиции, что оружие должно храниться запертым в сейфе и лучше в незаряженном состоянии. Но даже если вы при нападении на вашу квартиру успеете достать и зарядить свое ружье, то вам еще придется суметь в тесной прихожей направить свою аркебузу на нападающего так, чтобы при выстреле не задеть разлетающейся дробью невиновных и чтобы самому не попасть под срикошетившие дробины. Отсутствие же точно оговоренных условий хранения оружия позволяет при необходимости изъять оружие у любого владельца, объяснив это тем, что проверяющий милиционер счел толщину стенок вашего сейфа не отвечающей его высоким требованиям.

Не надо быть крупным специалистом по оружию, чтобы понять, что в действительности ружье (длинноствольное оружие) гораздо меньше подходит для самообороны, чем пистолет.

Пистолет - оружие небольшого веса, и это делает его доступным для использования физически слабым человеком, например женщиной, стариком, инвалидом, то есть людьми, которые более других нуждаются в защите; пистолет имеет небольшие размеры, что позволяет его носить с собой, а его технические параметры дают возможность вести прицельную стрельбу на расстоянии 5-10 шагов, что делает пистолет идеальным для использования для самозащиты при непосредственном нападении. Ведь недаром пистолет - основное оружие телохранителей. Фактически пистолет, будь разрешено его ношение, мог бы значительно увеличить возможности по самозащите ныне практически беззащитных категорий граждан от насильственных преступлений. Недаром возникла поговорка: "Господь Бог создал людей, а полковник Кольт сделал их равными".

В Конституции РФ записано: "Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств" (гл. 2 ст. 19. ч. 2). Положение, когда ношение заряженного пистолета разрешено сотруднику частного охранного агентства и не разрешено законопослушному, психически нормальному гражданину, мне представляется нарушением указанной статьи. Тем более что в той же Конституции РФ говорится: "Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность" (гл.2. ст.22. ч.1.), и, как уже говорилось выше, - "Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом" (гл.2. ст.45. ч.1.).

За стволами леса не видно

Чем же объясняются ограничения в законе "Об оружии", делающие фактически нереализуемым право на самозащиту с помощью огнестрельного оружия? Чем объясняется запрет на пистолеты? Остается только догадываться о причинах, заставивших депутатов принять закон именно в такой странной редакции.

Если обратиться к публикациям в прессе, посвященным проблеме владения оружием, то можно выделить следующие мнения, имеющиеся на это счет в обществе.

1. Причина ограничений - забота о безопасности мирного населения, которое может оказаться жертвой неосторожного или преступного обращения законного владельца с оружием.

Но такое объяснение противоречит фактам. Дело в том, что у нас повсеместно оружие выдается лицам, не только не подтвердившим свое психическое здоровье, но даже доказавшим его отсутствие. Подтверждение этому - случаи групповых убийств в армии и на флоте, когда оружие попадало в руки наркоманов и психически нездоровых призывников.

Фактически сейчас в законе "Об оружии" не исключена возможность получения оружия психически больными людьми, поскольку для подтверждения психической нормальности при получении лицензии на приобретение оружия требуется лишь справка из нарко- и психоневрологических диспансеров о том, что претендент на приобретение оружия не состоит на учете в указанных организациях. Это имело некоторый смысл в советские времена, когда разрешены были принудительное лечение и постановка на учет психически больных людей. По действующему сейчас закону все граждане, включая психически больных и наркоманов, сами определяют, больны ли они или нет и есть ли необходимость в лечении и постановке на учет в соответствующем диспансере. Поэтому факт отсутствия гражданина в списках НД и ПНД говорит лишь о том, что пока желания обращаться к наркологу и психиатру у гражданина не возникало.

2. При рассмотрении законопроекта учитывалось мнение милиции, которой не вполне удобно было бы, чтобы граждане, пусть даже и законопослушные, владели оружием. Это может быть причиной неприятных ощущений и дискомфорта у сотрудников милиции. Тот факт, что ношение оружия может быть полезно и выгодно для законопослушных граждан, в расчет не принимался.

Но это не может быть существенным аргументом, во-первых, потому, что законные владельцы оружия не являются преступниками, а настоящие преступники уже вооружены и без всякого на то разрешения милиции. Во-вторых, государство, в котором законы принимаются из соображения удобства полиции или милиции, называется "полицейским" государством, а у нас, по крайней мере так декларировано в Конституции, демократическое государство, где благо народа важней удобства милиции.

Но это трудно объяснить милиционеру, для которого нередко вся прелесть работы в милиции состоит в том, что можешь задержать любого, не опасаясь сопротивления. И, кроме того, для власти чрезвычайно важно, чтобы все граждане ощущали свою беззащитность перед представителями власти.

Часто приходится слышать, что, если нашим людям разрешить покупать оружие - они тут же друг друга перестреляют, что у нас нет "культуры обращения с оружием". В одной из статей против либерализации законов об оружии я обнаружил замечательную фразу: "Российскому обществу еще предстоит пройти стадии воспитания демократией, чтобы стать достойным права на оружие". Достойны мы или нет, конечно же, будет определять начальство, например начальник ЖЭКа.

Такие доводы представляются несерьезными. Уже сейчас достаточно много оружия (ружей-дробовиков) хранится у граждан России дома, но, судя по телесводкам происшествий, обладатели ружей практически не пользуются ими для совершения преступлений. Во-вторых, оружие в армии, милиции и прочих силовых ведомствах вручают сотрудникам без учета наличия или отсутствия "культуры обращения с оружием", без сдачи психологических тестов, и никого это не беспокоит.

Такие же доводы против звучали бы, если решался вопрос, например, о разрешении использования гражданами в личных целях средств для получения и поддержания открытого огня (спички, зажигалки, бензин и т.п.), или о разрешении использования в личных целях гражданами ножей, в том числе и кухонных с длиной режущей или колющей части более 5 см, или о разрешении пользования в личных целях автомобилями. Но сейчас все граждане без ограничения возраста, часто вообще без признаков какой бы то ни было культуры пользуются и ножами, и спичками, и автомобилями. И нельзя сказать, что опасность быть зарезанным, сожженным или задавленным сильно беспокоит жителей России и представителей власти.

Совсем недавно, в 70-80-х годах, в Советском Союзе были запрещены каратэ, кун-фу, джиу-джитсу и прочие восточные единоборства как общественно опасные. Предполагалось, что люди, владеющие приемами каратэ, и т.п., непременно станут совершать насильственные преступления с применением этих страшных приемов. Но сейчас секции восточных единоборств всех видов работают в каждом микрорайоне, и, как оказалось, не это определяет уровень преступности.

Противоречия в законе

В споре сторонников и противников владения гражданами оружием в качестве аргумента и той и другой сторонами используются данные статистики. Эти данные указывают на то, что чем больше оружия у населения, тем менее/более (в зависимости от позиции автора) распространены насильственные преступления с применением оружия.

Но в этих статистических ссылках обращает на себя внимание то, что противники владения оружием у нас в стране и за рубежом всегда приводят объединенные данные по этим преступлениям, то есть без учета обстоятельств приобретения оружия.

И это странно, ведь существование разницы между легально приобретенным оружием и оружием краденым, контрабандным или самодельным - один из принципиальных аргументов сторонников либерализации законов об обращении оружия. Они утверждают, что подавляющее число преступлений с применением огнестрельного оружия совершается нелегальным оружием и что законные владельцы оружия используют его в преступных целях крайне редко.

Демонстрация цифр и фактов, доказывающих обратное, была бы наиболее сильным аргументом противников либерализации в споре с оппонентами. Но, видимо, правы все-таки сторонники либерализации, иначе чем объяснить столь скромное молчание запретителей.

Тем более что страны, где наиболее распространено владение гражданами оружием - США, ФРГ, Финляндия и особенно Швейцария, в которой разрешено владение даже автоматическим оружием, кажутся более безопасными по сравнению со странами, где владение оружием ограничено, например странами СНГ. В прибалтийских государствах, бывших советских республиках, где действуют либеральные законы об оружии и разрешено владение короткоствольным оружием (пистолетами и револьверами), преступность также ниже, чем в странах СНГ.

Возможно, такую редакцию закона "Об оружии" можно объяснить привычным для нашей власти страхом перед народом. Тем более что для недовольства властью у подавляющего большинства населения имеются колоссальные основания. Но опасения эти, на мой взгляд, сильно преувеличены. Дело в том, что уже сейчас в стране тысячи униженных и обездоленных вооруженных людей. Это офицеры армии и флота. Но ни один их них не предпринял насильственных действий в отношении представителей власти. В случаях, о которых сообщалось в прессе, будучи доведенными до отчаяния невыплатами зарплат, бытовыми и семейными неурядицами, офицеры использовали личное оружие для самоубийства. Я думаю, что эти факты достаточно красноречиво свидетельствуют о том, что у представителей власти нет оснований бояться вооруженного россиянина.

Если же обратиться к истории российского государства, то в обозримом прошлом, если не считать пугачевского бунта и восстания декабристов, огнестрельное оружие против представителей власти было применено лишь однажды. Это было в 1878 году, когда Вера Засулич выстрелила в Петербургского градоначальника Трепова. Мотивом этого преступления было возмущение Засулич беззаконными действиями генерала Трепова, отдавшего распоряжение высечь розгами содержавшегося в доме предварительного заключения политического подследственного Боголюбова за "неснятие шапки" перед начальством.

Средство от бунтов

Мне кажется, что оружие играет в жизни общества значительно большую роль, чем принято считать. Оружие, а точнее, наличие оружия у законопослушных психически здоровых граждан - фактор, заставляющий общество выбирать мирный, неконфронтационный путь развития, то есть избегать ситуаций, когда значительная часть населения была бы разорена, обманута или чувствовала бы себя обманутой. Когда человек, имеющий оружие, в результате действий властей, например денежной реформы, разорен, унижен, обманут, то он один может выступить с возражениями, к которым невозможно будет не прислушаться хотя бы отдельным представителям власти. Когда человек безоружен, он при удобном случае попытается объединиться с другими пострадавшими для протеста. То есть в странах, где у населения есть оружие, менее вероятны бунты, революции и т.п. Ведь бунт - это выражение коллективного протеста доведенной до отчаяния части общества, не имеющей эффективных средств и способов отстаивания своих интересов.

Наличие оружия у законопослушных психически здоровых граждан (без классовых, сословных или подобных ограничений) создало бы некоторые неудобства для властей предержащих. Например, ввиду того, что слишком много людей могут почувствовать себя обделенными и обманутыми, пришлось бы отказаться от таких эффективных и испытанных способов решения экономических и управленческих проблем государства, как грабительская денежная реформа с 30-дневным сроком обмена купюр, или такая же приватизация, направленная на обогащение кучки людей, или такой же "курс реформ", заключающийся в перекладывании собственности государства в свой карман. Стало бы небезопасно быть автором и исполнителем подобных большевистских идей. Не так комфортно стало бы быть вальяжным премьер-министром или олигархом в стране, где огромная часть (если не большинство) населения находится за чертой бедности.

Представьте себе гипотетическую ситуацию: например, Клинтон провел бы в США павловскую денежную реформу в интересах тамошних олигархов. Где на территории своей страны он и его близкие тогда бы чувствовали себя в безопасности?

Конечно, необходимо отметить разницу в отношении к власти в России и в США. В Декларации независимости США сказано: "...Люди скорее готовы терпеть зло до последней возможности, чем восстановить свои права, отменив правительственные формы, к которым они привыкли. Но когда длинный ряд злоупотреблений и узурпаций, неизменно преследующих одну и ту же цель, обнаруживает намерение предать народ во власть неограниченного деспотизма, то он не только имеет право, но и обязан свергнуть такое правительство и на будущее время вверить свою безопасность другой охране".

Фактически это провозглашение права на восстание. У нас же распространено (при поддержке власти) мнение, закрепленное в конструкции, что власть, неважно - царская или президентская, от Бога и потому практически несменяема.

Конечно, существуют другие, более цивилизованные способы отстаивания человеком своих прав, собственности и достоинства, чем применение оружия. Но как-то так получилось в истории, что цивилизованные институты решения конфликтов в обществе сформировались и развились в тех государствах, где у населения на руках было оружие - в странах Европы, в США. В странах, где населению не велено было иметь оружие, например в России, развитие демократии и экономическое процветание несколько подзадержалось - мы все тому недоумевающие свидетели.

Возможно, в отношениях между людьми действуют те же закономерности, что и в отношениях между государствами.

Доктрина "ядерного сдерживания" обеспечила в годы холодной войны определенную стабильность в межгосударственных отношениях и способствовала процессу разрядки международной напряженности. И в современном мире ядерное сдерживание имеет большое значение для поддержания мира. Многие российские политики и простые граждане считают, что, не будь у России ядерного оружия, возможно, она уже давно бы подверглась бомбардировкам со стороны НАТО. Несомненно, что если бы ядерным оружием обладала только одна страна или союз государств, то опасность применения ядерного оружия значительно бы возросла. Страх возмездия, ответного удара сдерживает агрессивные порывы.

Логично предположить, что такой же страх получить вооруженный отпор мог бы удержать потенциальных грабителей и насильников от совершения преступления или чиновника от принятия непродуманных решений. Считаются с теми, кто имеет силу. Договора о мирном сосуществовании и ограничении вооружений заключаются с теми, кто может постоять за свои интересы.

Надо ли бояться гражданина с ружьем?

В 21-часовом выпуске программы "Время" в воскресенье 6 августа 2000 года значительная часть передачи была посвящена предстоящему осенью обсуждению в Госдуме поправок к Закону "Об оружии", которые в случае принятия позволили бы гражданам владеть пистолетами. То, что этому вопросу было посвящено почти 20-30 минут передачи, свидетельствует о том, какое значение власть придает этому вопросу. Напомню, что, когда принимался сам Закон "Об оружии", такого внимания к нему не было. Все отведенное этому вопросу время передачи было посвящено пропаганде точки зрения власти.

Было сказано, что разработка и обсуждение поправок к закону лоббируется корыстолюбивыми торговцами оружием, которым наплевать на жизнь, здоровье и покой граждан. Кем лоббируется запрет либерализации Закона "Об оружии", сказано не было, но на передаче присутствовал милицейский генерал, который рассказал, что в США за последние 100 лет от огнестрельного оружия погибло 700 тыс. человек, что больше, чем число американцев, погибших в войнах за это же время. Он рассказал, что жизнь в Америке стала невыносимо опасной и что американские законодатели считают российский Закон "Об оружии" идеалом для подражания.

При этом он не рассказал, а ведущая не полюбопытствовала, сколько человек погибло от огнестрельного оружия в нашей стране за то же время и почему из такой благополучной страны, как наша, многие стремятся переехать в ту же Америку или в Германию, где у населения полно оружия, или в Финляндию, где тоже либеральные законы об оружии, и почему принято считать безопасной Швейцарию, где разрешено даже автоматическое оружие, запрещенное в США.

Через несколько дней, 11 августа 2000 года, в той же телепрограмме "Время" прошел сюжет аналогичного содержания. При этом в обеих передачах не было представлено мнение противной стороны, хотя бы для создания видимости обсуждения, а не осуждения поправок к закону. Но, видимо, характер аргументов власти не позволяет вступать в какую бы то ни было дискуссию и вообще выслушивать возражения.

Понятно, что президент и правительство, МВД и спецслужбы формируют выгодное им общественное мнение для принятия нужного власти решения о поправках к Закону "Об оружии". Руководствуются они, конечно же, благими побуждениями.

Замечательно точное описание взаимоотношений народа и власти дал Андрон Кончаловский в своем интервью программе "Времечко" в июне 1998 года: "Правительство заботится о народе только тогда, когда народ вынуждает правительство заботиться о народе". Хотя автор и не политолог, но сумел подметить самое главное.

В нашей стране, где власть всегда ограничивала права людей, ссылаясь на заботу об их безопасности, люди гибли во все времена в огромном количестве. В государствах, где люди не позволяли власти решать, что им можно уже сейчас, а до чего нужно еще дорасти, к жизни и правам человека относятся совсем по-другому. Поэтому у нас за последние 150 лет от репрессий, от бездарного военного руководства, от великих строек погибли десятки, а может быть, сотни - мы даже числа их не знаем - миллионов людей. Я думаю, что количество людей, погибших за это же время от применения гражданами оружия во всех странах Запада вместе взятых, несравнимо меньше. И мне кажется, что есть прямая связь между отсутствием оружия у населения и произволом властей. Бояться надо не людей, а государства.

Я не рассчитываю на то, что после ознакомления с этим текстом читатель сразу станет сторонником либерализации Закона "Об оружии". Но, возможно, прочитанное заставит задуматься его об этом вопросе и позволит взглянуть на проблему с новой точки зрения. Я всего лишь призываю читателя вернуться к размышлениям об оружии и его месте в жизни общества после прочтения газет и просмотра теленовостей. Возможно, тогда идея либерализации обращения оружия будет выглядеть более убедительно.

Подборка публикаций (c) Knot, обитатель Guns.Ru.

[Главная страница] [Факты] [Предыдущая статья] [Следующая статья]

Rambler's Top100